В начало
Карта сайта
О проекта

Эхнатон

Эхнатон

Эхнатон

Эхнатон (Аменхотеп IV ) - фараон Древнего Египта (1375-1336 гг. до н. э.), правивший приблизительно в 1353 (или 1351) - 1336 (1334) годах до н. э., из XVIII династии, выдающийся политик, знаменитый религиозный реформатор, во время правления которого произошли значительные изменения в египетской жизни - в политике и в религии. Сын Аменхотепа III и царицы Тейе.

Ещё в молодые годы Аменхотеп IV стал соправителем отца, который в последние годы своей жизни был тяжело болен. В это время, как и в первые годы самостоятельного правления Аменхотепа, на ведение государственных дел большое влияние оказывала его мать, умная и энергичная царица Тейе.

В начале правления Аменхотепа, с царями Митанни и Вавилонии существовали дружественные отношения. Царь Митанни Тушратта, прося нового фараона о продлении дружбы между обоими дворами, советовал ему справляться о международных делах у матери, и сам просил вдовствующую царицу оказывать влияние в благоприятном ему смысле на сына. Также вавилонский царь Бурна-Буриаш II прислал Аменхотепу поздравительное письмо в связи со вступлением последнего на престол, в котором он заверял фараона в своей дальнейшей дружбе. Хеттский царь Суппилулиума I также написал ему письмо, в котором он жаловался, что не получил ответа на своё первое письмо и требовал, чтобы Аменхотеп IV, подобно своему отцу, был дружен с ним и выполнял "братские" обязательства. Однако Аменхотеп с самого начала правления был недоволен Суппилулиумой I и не ответил даже на его первое письмо, в котором хеттский царь, видимо, поздравлял египетского царя с восшествием на престол. Видимо, между Хеттским царством и Египтом наметились серьёзные разногласия, о которых умалчивал в своём письме Суппилулиума.

Отношения с крупными государствами Ближнего Востока расстроились. Эхнатон уже не хотел посылать туда золото с отцовской щедростью. Оно было нужно ему самому, как для отделки новых зданий, так и для раздачи послушным сановникам. Не чувствуя твердой руки фараона, распоясавшиеся представители египетской власти в Сирии и Палестине, и тамошние властители нападали на вавилонских купцов и грабили их караваны. Дочь вавилонского царя, отданную в жены фараону, Эхнатон оскорбительным образом послал сопровождать всегонавсего 5 колесниц, тогда как при Аменхотепе III вавилонскую царевну, его будущую жену, сопровождали 3 тысячи колесниц. К тому же, Эхнатон заключил дипломатические отношения с Ассирией, что также вызвало недовольство Вавилонии, которая сохраняла свои притязания на верховную власть в Ассирии, хотя давно её уже не осуществляла. Бурна-Буриаш II в одном из своих писем даже заявил протест фараону, но безрезультатно. После этого Бурна-Буриаш II разорвал союз с Египтом и начал ориентироваться на враждебное ему Хеттское царство. А отношения Эхнатона с митаннийским царём испортились настолько, что, как пишет царь Библа Риб-Адди фараону, Тушратта двинул свои войска на Финикию, но отступил вследствие недостатка воды.

Впрочем, неудивительно, что Эхнатон мало заботился о поддержании добрососедских отношений с большими царствами Ближнего Востока, если его не слишком волновала даже опасность потери значительной части своих сирийских владений. При содействии изменивших египетскому фараону царя Амурру сына Абди-Аширты, Азиру и князя Кадеша Айтакамы, хетты овладели равниной Амки (в долине Оронта, южнее Кадеша). Три верных вассальных князя из соседних областей выступили против них, чтобы вернуть фараону утраченные земли, но были встречены Аитакамой во главе войска хеттов и отброшены назад. Все трое немедленно написали фараону о смуте и жаловались на Аитакаму. А сам Айтакама в свою очередь обвинял Бириавазу, правителя Дамаска, который окружил себя отрядами хапиру, отнял у него землю и опустошил города.

Азиру, тем временем, продолжал расширять свои владения в Амурру. Довольно продолжительный период ему удавалось выдавать себя за защитника интересов фараона. Он захватил Тунип, который к тому времени уже попал под влияние Митанни, и подобная акция, возможно, была одобрена наместником Эхнатона в провинции Амурру. Затем Азиру захватил финикийские и северо-сирийские прибрежные города вплоть до Угарита, причём убил их царей и присвоил себе их имущество. Когда хетты продвинулись в Нухашше, Азиру в союзе с ними взял Нийа и убил его царя. Осознав свою силу и чувствуя за своей спиной поддержку хеттского царя Суппилулиумы I, Азиру двинул свои отряды против резиденции египетского наместника в Амурру, города Симиры, осадил её, в союзе с флотом города Арвада, и быстро довёл до отчаянного положения. Царь Сидона Зимрида тоже отпал от Египта, заключил союз с Азиру и двинулся на Тир, царь которого Абимилки немедленно пишет Эхнатону, умоляя о поддержке. Царь Библа Риб-Адди также слал письмо за письмом к фараону с просьбами о помощи. Эхнатон, в конце концов, поручил нескольким египетским уполномоченным ознакомиться с положением Симиры, но им ничего не удалось сделать и город пал. Азиру убил местного египетского наместника и, разрушив город, получил полную возможность двинуться на Библ. Риб-Адди, приведенный в ужас случившимся, пишет фараону, сообщая, в частности, что египетский резидент в Кумеди, в Северной Палестине, находится в опасности. Но Азиру, который имел влиятельных друзей при дворе Эхнатона, сумел оправдаться перед фараоном. Последнего успокоили обещания Азиру платить ему такую же дань, которую вносили захваченные им города, и он не принимает мер.

Планы мятежных царьков были столь искусно замаскированы, что египетские резиденты, по-видимому, не знали, кто верные вассалы, а кто скрытые мятежники. Так, Бихуру, египетский наместник в Галилеи, не понимая отношения Библа, посылает туда своих наёмников-бедуинов, которые избивают всех его защитников. Риб-Адди, положение которого ещё более усложнилось восстанием горожан, вызванным своевольным поступком египетского резидента, едет в Берит, искать поддержки у местного правителя Аммуниры. Но, вернувшись в Библ, находит там ворота запертыми, так как его брат захватил во время его отсутствия власть в свои руки, и выдал его детей Азиру. Аммунира, царь Берита, какое-то время ещё притворялся другом Египта, но, в конце концов, вместе с правителем Тира Абимилки примкнул к Азиру. А сам Азиру порвал всякие отношения с Эхнатоном и уже открыто перешёл на сторону хеттского царя Суппилулиумы I. Риб-Адди всё же удалось захватить Библ, и он ещё некоторое время удерживал его. Но город, в конце концов, пал, а Риб-Адди, видимо, был убит.

В Палестине, как писал Эхнатону правитель Иерусалима Арад-Хепа, правители Сихема, Гезера, Лахиша, Аскалона заключили союз с хапиру и стали враждебны Египту. Особую опасность он отмечал в действиях правителя Сихема Лабайи, который, вступив в согласие с людьми "са-газ" (хапиру), стремился расширить свои владения. При их поддержке Лабайа захватил несколько городов в Йизреэльской долине. Для оказания противодействия Лабайе правители ряда городов-государств Палестины объединились, в результате чего Лабайа не смог взять Мегиддо и попал в плен к правителю последнего Биридийа. Последний передал его правителю города Акки, чтобы тот отправил его морем в Египет. Однако за выкуп Лабайа был освобожден, но вскоре погиб в сражении в долине Йизреэля. Милкики, правитель Гезера, продолжил политику Лабайи, в союзе с сыновьями последнего. Союзники на севере боролись против Мегиддо, а на юге выступали против Арад-Хепы.

Эхнатон, занятый своей утопической реформой, не хотел, или не мог послать достаточно войск, чтобы удержать азиатские владения Египта. Он ограничивался угрозами и полумерами, а то и вовсе оставался глух к мольбам своих сиро-палестинских верноподданных, даже, о посылке хотя бы небольшого числа воинов из Египта. Несмотря на бездействие фараоновских властей, большинство царьков, видимо, сильно скомпрометировавших себя сотрудничеством с египтянами, сохранили верность Эхнатону, но власть их была непрочной, и они гибли в борьбе с вражескими властителями и, отчасти, с собственными подданными. Египет терял не только международный политический престиж, достигнутый фараонами-завоевателями XVIII династии, но и экономическое могущество, поскольку все эти неурядицы сильно сократили поступление материальных ценностей из провинций.

Росло недовольство и в Египте. Теперь, не только жрецы и знать, но и средние слои населения не поддерживали фараона. Расправляясь с их помощью со своими противниками, Эхнатон ничего не давал им взамен. Нельзя, наконец, недооценивать и значение идеологического фактора. Народ за многие столетия привык к своим богам, верил в них, и, конечно, никакие декреты и административные меры не могли принудить его отказаться так быстро - в течение нескольких лет - от религии предков. За ним закрепилось прозвище "Враг из Ахет-Атона", которым летописцы обозначали царя в свитках после его смерти, не желая произносить имени. Эхнатон оказался в изоляции. Впервые в истории Египта, дабы удержаться на престоле, он вынужден был прибегнуть к помощи наемников, скорее всего обитателей Эгейских островов.

Правда, по некоторым намёкам, очень смутным и неопределенным, можно предположить, что в последние годы правления под воздействием матери царицы Тэйе, или просто осознав надвигающуюся опасность, Эхнатон отказался от крайнего ригоризма и пошёл на некоторые уступки. По-видимому, в связи с этим у Эхнатона произошёл разлад с его главной женой Нефертити, ревностной сторонницей культа Атона. Так как, начиная с 15-го года правления Эхнатона, имя Нефертити не упоминается, как это было ранее, рядом с именем фараона, хотя точно известно, что она была жива и после смерти Эхнатона. Эхнатон правил не менее 17 лет, последний известный год его правления - 17-й.

Обстоятельства смерти Эхнатона неизвестны. Некоторые исследователи считают, что он был отравлен, так как на одной из росписей изображено покушение на него. В нескольких километрах на восток от своей новой столицы Ахетатона, он был погребён в своей гробнице, высеченной им в скалах для себя самого и для всего семейства, и где уже покоилась его вторая дочь Макетатон. Но позже его мумия была убрана оттуда, и перенесена в некрополь Долины царей в гробницу KV55.

Древние египтяне уничтожили памятники о эпохе Эхнатона и запутали упоминания, чем усложнили идентификацию обнаруженных мумий. Непрерывные дискуссии продолжалась 100 лет, и завершились только с проведением генетико-генеалогической экспертизы.