В начало
Карта сайта
О проекта

Сменхкара

Сменхкара

Сменхкара""

Сменхкара - египетский фараон из XVIII династии, преемник Эхнатона и предшественник Тутанхамона. Зять (возможно, м ладший брат или сын) Эхнатона (Аменхотепа IV), муж старшей дочери Эхнатона Меритатон; коронован ещё при жизни тестя (вероятно, в 1351 до н. э.). Был соправителем Эхнатона, правил на протяжении двух с лишним лет после смерти Эхнатона (1347-1345 до н. э.) до правления Тутанхамона. По мнению отдельных египтологов, умер ещё до смерти Эхнатона, поэтому не правил самостоятельно.

О происхождении Семнехкара достоверных сведений не сохранилось. Предположительно, он был братом Эхнатона, сыном Аменхотепа III и Тии. По другой версии - он был сыном Эхнатона от жены Кийи.

Выдвинута теория, согласно которой под именем Сменхкара скрывалась царица Нефертити, жена Эхнатона. Возможно, Нефертити не могла родить Эхнатону наследника, и тот сделал главной женой Меритатон, взамен превратив Нефертити в своего соправителя. В пользу этой теории свидетельствует то, что, помимо одинакового тронного имени, посвящённого Атону (Нефернефруатон), у Нефертити и Сменхкара совпадают преномен (личное имя) Нефертити - Анххеперура. Также возможно, что после смерти Нефертити имя Сменхкара использовала Меритатон, дочь Эхнатона.

Сменхкара продолжал поклоняться Атону, а столицей при нём оставался Ахетатон, однако в его правление усиливается влияние запрещённых политеистических культов. В частности, он восстановил в Фивах некоторые формы поклонения Амону, что доказано иератическими надписями в гробнице Пер-е в Фивах. Мало того, к тому времени в Фивах уже имелся храм Амона - "Божий двор Амона во дворе Анхеперура в Фивах". Фараон сменил своё имя первоначальное имя Нефернефруатон ("Прекрасна красота Атона") на Анхепрура Семнехкара (Анх-хуру-Риа Самнах-ку-Риа, "Святой явлениями Ра"), что было более приемлемо для сторонников старины.

Но супруга царя сохранила своё имя Меритатон (Маи-Йати, "Возлюбленная Атона"). Не была покинута и солнцепоклонническая столица, где новым царём к дворцу Эхнатона, и без того огромному, было пристроено ещё одно здание, правда, не каменное, а кирпичное, но зато чудовищных размеров (на площади, занимаемой одним его средним чертогом, перекрытия которого покоились на сотнях граненых колонн, уместился бы большой европейский дворец), как не были прекращены и работы на вельможном кладбище Ахетатона. Складывалось своеобразное двоеверие.