В начало
Карта сайта
О проекта

Военные походы Рамсеса III

Военные походы Рамсеса III

Военные походы Рамсеса III

Грандиозные триумфальные рельефы храма Мединет-Абу упоминают три важные даты, связанные с военными компаниями Рамсеса III: 5-й, 8-й и 11-й годы правления фараона. Каждая дата фигурирует в начале длинной надписи, состоящей в основном из наименований вражеских народов, поверженных египетскими войсками. Военные компании 5-го и 11-го года были связаны с восстаниями ливийцев, события военной компании 8-го года стали продолжением военной компании Мернептаха против "народов моря". В источниках также имеются упоминания о нубийской и сирийской военной компаниях Рамсеса III, но какая-либо конкретная информация о них и датировки в текстах о сирийской военной компании из Карнака и Мединет-Абу отсутствуют.

Разгром ливийцев на 5-м году правления

На 5-ом году правления Рамсеса в Египет с запада вторглись ливийцы, руководимые своим царем Термером. Вторжение ливийцев по своим размерам значительно превосходило отражённое Мернептахом четверть века назад. Папирус Харриса повествует: "Чехену (ливийцы) - в движении, они затаились. Они собрались, их сошлось несметное количество, в том числе либу, сепеды и машауши, все собрались и устремились против Египта". Это был целый союз ливийских племён, включавший в себя население земель Чемеху, Лебу и близких им Мешауаш. Большая надпись 5-го года в Мединет-Абу является основным источником, повествующим о произошедших событиях. Наиболее часто, как и в папирусе Харриса, здесь упоминаются Лебу, в то время как народы, упомянутые в других источниках, например, Сепеду, опускаются вовсе. В сцене представления царём трофеев военной кампании, четыре вида пленников, которых он приводит, названы только как Лебу. Интересно, что действующими совместно с ливийцами надпись 5-го года неожиданно упоминает о двух народах, входящих в конгломерат "народов моря": пеласгов и закаров. Надписи названия этих народов детерминированы иероглифами мужчины и женщины, что подчеркивало - речь шла не столько о воинах, сколько о целом народе. Об их происхождении ничего не известно, кроме того, что они не входили в число народов, с которыми воевал Мернептах.

Как и при Мернептахе военному столкновению предшествовало постепенное проникновение ливийцев в Нижний Египет. Так или иначе, уже к моменту назревания волнений среди этих народов первые отряды ливийских воинов стояли на тех рубежах, где их когда-то остановил Мернептах. Генеральное сражение имело место вблизи крепости Рамсеса носящей имя Хесеф-Тхамху. В ходе упорного сражения египтянам удалось разгромить ливийские войска. Поражение ливийской войск было ужасно, - 12 535 отрезанных у убитых рук были принесены фараону как военные трофеи дня. По меньшей мере, египтяне пленили тысячу ливийских воинов. Победа над ливийцами нашла своё отражение в рельефах на северной стороне храма в Мединет-Абу. На первом рельефе изображено, как египетская армия готовится встретить нападение ливийской. Перед фараоном изображены иностранные воины-наемники, воины-египтяне, колесницы, составляющие большую часть войска фараона. Рамсес III едет в своей колеснице с синей боевой короной на голове. Следующая сцена слева. Войска ливийской коалиции побеждена египетскими в беспорядочном хаосе битвы. Рамсес изображен в крепости неподалеку. Пленные ливийские воины проходят справа. В это же время писцы делают записи рук убитых вражеских солдат.

Отражение нашествия "народов моря" на 8-м году правления

На 8-ом году правления Рамсеса III Египет встал перед угрозой нового вторжения "народов моря". В тексте упоминается большой перечень стран, не устоявших перед несокрушимыми армиями пришельцев: "Ни одна страна не выстояла против их рук, Хета, Кеди, Кархемиш, Ирчу, Ирса. Они опустошили эти (местности) и разбили стан в одном месте в земле Амор (Амурру), люди которой пленены и которой как не бывало." Если следовать традиционной локализации, согласно которой Хета - Хеттское царство в Малой Азии, Кеди располагался рядом с Угаритом, Кархемиш стоял на верховьях Евфрата, Ирчу (Арцава) находился где-то на юге современной Турции, а Ирса - древним название Кипра, - то грандиозный размах "нашествия" действительно впечатляет. Помимо пеласгов и закаров, уже упоминавшихся в текстах 5-го года Рамсеса III, в документах 8-го года упомянуты народы Шекелеш (сикулы), Шардана (сарды, впоследствии заселившие остров Сардиния), Дануна (данайцы), Уешеш. Часть воинских сил сопровождала женщин и детей, ехавших в повозках, запряженных волами, другие шли по морю на кораблях.

Рамсес III с большой энергией стал готовиться к отражению нашествия врагов. Он укрепил восточную границу, построив там крепость, названную его именем. Собрал флот, который распределил по северным гаваням. "Я установил своё пограничное укрепление в Джахи (район Финикии), оно было поставлено ещё до того, как устья Нила с военными судами, галерами и баржами я сделал подобными мощной стене". Собрав большую сухопутную армию, Рамсес лично отправился в Сирию руководить кампанией. В ходе ожесточенного сражения в Финикии Рамсесу удалось остановить победное шествие <народов моря> и отбросить их назад. В том же году египтяне разгромили в Рохауте (Конопское русло) и морские силы противника.

Два племени из числа "народов моря" - пеласги и закара, известные в дальнейшем под названием филистимлян, видимо, с согласия фараона осели на плодородном палестинском побережье, где создали союз пяти самоуправляющихся городов: Газы, Аскалона, Аккарона (Экрона), Гата и Ашдода.

Война с ливийцами на 11-м году правления

Лишь только "нашествие народов моря" было остановлено, новые волнения начались на западных границах египетского государства на 11-м году правления фараона. На этот раз среди ливийских воинов преобладали не Лебу, а представители народа Мешауаш, возглавляемые царем Машаром - сыном царя Капура. Ливийцы подошли к египетской крепости Хачо и взяли её в осаду. Сюда же с основной армией прибыл и Рамсес III. В происшедшем сражении ливийцы были разгромлены и бежали, потеряв убитыми 2175 воинов и пленными свыше 2 тысяч человек (одну треть последних составляли женщины и дети). В плен попал и царь машауашей Мешешер, а также ещё пять вождей ливийцев. Кроме того, египтяне захватили значительное количество рогатого скота, лошадей, ослов и много оружия.

Однако, ливийская угроза окончательно так и не была ликвидирована. Одновременно с созданием помпезных надписей во славу фараона-победителя, в страхе перед военной угрозой строится стена высотой 15 м вокруг храма Тота в Гермополе, подобные работы ведутся в храме Осириса в Абидосе, в святилище Упуата в Ассиуте. Факты говорят, что фараон опасался вторжения врага не только в Дельту Нила, но и в Средний Египет. Параллельно долине Нила от Гермополя до Абидоса обитали племена Чехенну, одного из народов, входивших в конгломерат Девяти Луков. Победы Рамсеса III умиротворили ливийцев лишь на время. Угроза с запада вновь волновала Египет уже на 28-м году правления Рамсеса III.

Походы против кочевников Палестины, в Сирию и Нубию

Ещё одно сражение, помимо войн с "народами моря" и ливийцами, упомянуто в папирусе Харриса. Рамсес вёл также войну в Эдоме, к югу от Мертвого моря, против кочевых народов шасу, живших около горы Саара (библ. Сеир), где была взята богатая военная добыча. Если эта кампания, возможно, была оборонительным мероприятием, предпринятым в целях отражения соседних с Палестиной кочевых племен, то вторжение в царство Амурру и бывшие владения Хеттского царства в Сирии преследовали завоевательные цели. Краткая информация об этих событиях имеется в Мединет-Абу и Карнаке, где на рельефах изображено взятие армией фараона одной из вражеских крепостей. В текстах сохранились два названия: город Ирчу и "хеттский Тунип".

Однако, скудные записи не раскрывают нам всей полноты картины этой военной кампании. Известно, что Рамсес III взял в Сирии, как минимум 5 укрепленных городов, а также возводил там новые крепости. В одном из пунктов в Сирии был построен также храм Амона, в котором было помещено большое изображение главного бога Египта. Не исключено, что фараон проник очень далеко на северо-восток, но закрепить свои завоевания в Сирии не смог. Войны, которые вёл Рамсес III создают впечатление, что отныне Египту приходится защищать уже собственную территорию. Об "азиатской империи" во времена XX династии, кажется, уже забыли. Египетские гарнизоны пока ещё присутствовуют в Сирии и Палестине, однако, их влияние здесь стало минимальным, а египетские памятники, этого времени - очень редкими. Судя по всему, Рамсес III был последним фараоном, при котором хоть какое-то египетское присутствие в Палестине сохранялось.

В Нубии при Рамсесе III практически ничего примечательного совершено не было. Сцена рельефа в Мединет-Абу показывает фараона, нападающего на группу нубийцев, однако нет никакого свидетельства того, что Рамсес III когда-либо проводил такую кампанию. Многие историки соглашаются, что это просто пример прославления фараона, утверждающий его право на власть. В Нубии лишь обнаружены царские имена, вырезанные на памятниках предшествующих царей и стелы "царского сына Куша" Хори I, сына Кама, получившего эту должность ещё при Саптахе, который, вероятно, от имени своего царя возвел часть храма в Кубане. Две статуи фараона были когда-то воздвигнуты в Каср Ибрим. В настоящее время от них осталась лишь нижняя часть. Хори I наследовал его сын, Хори II, выполнявший обязанности наместника Нубии и при Рамсесе IV.

Триумфальные тексты Мединет-Абу завершаются перечнем более чем 250 наименований народов и местностей, большая часть из которых не идентифицирована. Осажденный врагами в собственной стране, Рамсес III достойно отразил вторжение, но египетский воин уже не мог, как когда-то победоносно шествовать на берегах Оронта и Евфрата. Характерная черта документации эпохи Рамсеса III - пышность и отсутствие столь важной конкретной информации.

Экспедиция в Пунт

По приказу Рамсеса III была совершена экспедиция в страну Пунт, упомянутая в папирусе Харрис: "Построил я (Рамсес III) ладьи великие и корабли перед ними с командами многочисленными, сопровождающими многими, капитаны их с ними, наблюдатели и воины, дабы командовать ими. Были они наполнены добром Египта бесчисленным, каждого сорта по десять тысяч. Посланы они в великое море с водами, вспять текущими, прибыли они в страну Пунт, не было неудач у них, (прибывших) в целости, внушающих ужас. Ладьи и корабли были наполнены добром Страны Бога, из удивительных вещей страны этой: прекрасной миррой Пунта, ладаном в десятках тысяч, без счета. Дети правителя Страны Бога прибыли перед данью своей, приготовленной для Египта" На обратном пути корабли пристали к красноморскому побережью в районе, где начиналась дорога в город Коптос; там была произведена перегрузка товаров на нильские корабли, следовавшие на север, в Пер-Рамсес. Путь в страну Пунт, известную древним египтянам ещё с Древнего царства, лежал через Вади-Хаммамат по Красному морю. Самый драгоценный дар Пунта - ладановые деревья, привезенные воинами Рамсеса III, изображены в сокровищнице храма Мединет Абу. Среди других товаров, привозимых из Пунта, египтяне отмечали чёрное дерево, кость, драгоценные камни, золото, редких животных.