В начало
Карта сайта
О проекта

Халед Мохи эд-Дин

Халед Мохи эд-Дин

Халед Мохи эд-Дин

Халед Мохи эд-Дин (17 августа 1922, Кафр аш-Шукр, Мит-Гамр, Королевство Египет) - египетский политический, военный и общественный деятель, один из лидеров организации <Свободные офицеры> и Июльской революции 1952 года, член Совета революционного командования Египта в 1952 ? 1954 годах. Основатель и председатель Национально-прогрессивной (левой) партии Египта. После смерти Закарии Мохи эд-Дина в 2009 году остался единственным из ныне живущих членов Совета революционного командования Египта.

Халед Мохи эд-Дин родился 17 августа 1922 года в округе Кафр аш-Шукр, близ города Мит-Гамр провинции Дакахлия в состоятельной семье, имевшей обширное земельное владение в дельте Нила. Двоюродный брат Закарии Мохи эд-Дина. Приходится дядей министру инвестиций Арабской Республики Египет Махмуду Мохи эд-Дину, близкому к сыну бывшего президента Мубарака Гамалю Мубараку.

В конце 1949 года капитан Халед Мохи эд-Дин стал одним из пяти членов Учредительного комитета организации "Свободные офицеры". Участвуя в деятельности организации и продолжая служить в армии уже в качестве офицера разведки бронекавалерийских войск, Мохи эд-Дин не бросал учёбу. В 1950 году он окончил штабной колледж, где преподавал Насер, а в 1951 году окончил коммерческий факультет Университета Фуада, получив степень бакалавра коммерции.

22 июля 1952 года на квартире Халеда Мохи эд-Дина состоялось последнее совещание перед переворотом, ставшим началом Египетской революции. Мохи эд-Дин отвечал за захват стратегического района Аббасия - Гелиополис, где находились армейские казармы. После этого Халед Мохи эд-Дин встретился с членами ХАДЕТУ Ахмедом Фуадом и Ахмедом Хамрушем и было принято решение, что марксисты поддержат переворот. Затем Ахмед Хамруш поставил в известность о готовящемся выступлении генерального секретаря ХАДЕТУ Сейида Сулеймана Рифаи. В Кавалерийском управлении армии, ведавшем бронетанковыми частями, за операцию кроме майора Халеда Мохи эд-Дина отвечали также подполковники Хусейн аль-Шафеи и Сарват Окраша, которые руководили действиями бронетанковых подразделений в районе аэродрома Эль-Мазы и в Аббасии.

Насер и Мохи эд-Дин вместе составляли текст первого обращения к нации, которое Анвар Садат зачитал по радио утром 23 июля. 26 июля 1952 года Халед Мохи эд-Дин в числе других <свободных офицеров> во главе с генералом Мухаммедом Нагибом участвовал в Александрии в церемонии проводов в эмиграцию короля Фарука. Мохи эд-Дин вспоминал, что король уверял лидеров революции, что сам намеревался провести преобразования, ради которых они свергли его режим.

После прихода "Свободных офицеров" к власти майор Халед Мохи эд-Дин стал членом Совета руководства революцией. На одном из первых заседаний СРР Мохи эд-Дин внёс предложения о привлечении экспертов для разработки планов политических и экономических преобразований. Насер поддержал его и список экспертов было поручено составить экономисту Ахмеду Фуаду, придерживавшемуся марксистских взглядов. К разработке проектов реформ, в том числе и аграрной, были также привлечены марксисты Рашид аль-Баррави и Абдель Разик аль-Саннури.

Когда 15 января 1953 года Насер вступил в открытый конфликт с египетскими коммунистами и начал аресты членов ХАДЕТУ, Халед Мохи эд-Дин сохранил свои позиции в Совете руководства революцией, в отличие от другого члена Совета - марксиста Юсефа Седдыка, который принципиально подал в отставку и был отправлен в эмиграцию. Но, пользуясь поддержкой Насера, Мохи эд-Дин выступал против смертной казни для арестованных после событий 15 января, независимо от того, придерживались они левых, или правых взглядов. Благодаря его позиции не была применена смертная казнь к артиллерийским офицерам, арестованным по обвинению в реакционном заговоре. Он также резко возражал против смертного приговора рабочим Мустафе Хамису и Мухаммеда эль-Бакари, обвинённым в организации забастовки и волнений в Кафр-эд-Давваре в августе 1953 года. Но когда член СРК и куратор министерства социальных дел подполковник Абдель Монейм Амин внёс проект рабочего законодательства, отменявший право на забастовки и разрешавший увольнения рабочих, Халед Мохи эд-Дин вступил в конфликт с большинством членов Совета. Протестуя против этого проекта, он подал в отставку и заявил о выходе из СРК. Насеру и Амеру с трудом удалось уговорить его взять заявление обратно в обмен на новое обсуждение закона Советом революционного командования. Но Совет, рассчитывая с помощью этого закона облегчить привлечение иностранного капитала, внёс лишь одну поправку, запрещавшую увольнение за профсоюзную деятельность. Вскоре после этого на Мохи эд-Дина поступил донос о том, что он ведёт в бронетанковых частях агитацию против нового режима и СРК исключил его из своего состава. Но начальник штаба кавалерии подполковник Сарват Окраша, вместе с Мохи эд-Дином руководивший операциями 23 июля 1952 года, заявил, что не ручается за действия бронекавалерийских войск после отставки Мохи эд-Дина, и решение об его исключении было аннулировано.

В полдень 27 февраля 1954 года члены распущенного СРК собрались на совещание. На нём Салах Салем, Гамаль Салем, Хасан Ибрагим, Камаль ад-Дин Хусейн и Анвар Садат в один голос предложили вывести Халеда Мохи эд-Дина из состава Совета и арестовать его. Затем кто-то предложил сослать его в Мерса-Матрух, Абдель Хаким Амер предложил высылку за пределы Египта. Только Абдель Латиф аль-Богдади заступился за Мохи эд-Дина, заявив: "Халед не скрывал от нас своих взглядов. О том, что его взгляды отличны от наших, нам было известно. К тому же он подавал в отставку, а мы ему в этом отказали". В дискуссию вмешался Насер, который прервал обсуждение вопроса утверждением, что дело не в Халеде Мохи эд-Дине, а в Нагибе. Вечером того же дня Нагиб был возвращён на пост президента, а Мохи эд-Дин остался членом СРК, но по совету своего двоюродного брата Закарии Мохи эд-Дина до 5 марта не появлялся в Каире.

25 марта 1954 года на заседании СРК Халед Мохи эд-Дин выступил в защиту решений от 5 марта о созыве Учредительного собрания и потребовал ввести новую структуру демократии. После этого он сопровождал президента Нагиба и короля Саудовской Аравии Сауда в их поездке в Александрию. Там, опасаясь за свою безопасность, он задержался на несколько дней.

Дальнейшую судьбу Халеда Мохи эд-Дина решал Совет революционного командования. Все его члены, включая самого Мохи эд-Дина согласились с тем, что тот должен на некоторое время покинуть страну. При этом этот отъезд был представлен не как изгнание и опала, а как новое важное назначение, имевшее целью направление представителя СРК в Европу для решения торгово-экономических вопросов. Близкие к Насеру источники отмечали, что недавние друзья относительно спокойно пережили разрыв, хотя и горько о нём сожалели. Халед Мохи эд-Дин был направлен послом в Швейцарию, где в 1955 году ушёл в отставку из армии в звании полковника. Насер разрешил дочери Мохи эд-Дина выезжать за рубеж, а затем, когда положение обострилось, попросил его некоторое время оставаться в Европе.

В мае 1955 года Мохи эд-Дин направил Насеру письмо с просьбой о возвращении, однако разрешения не последовало. Ситуация изменилась летом 1955 года, когда поездка в Каир председателя комиссии по иностранным делам Совета Национальностей Верховного Совета СССР Дмитрия Шепилова положила начало быстрому сближению Египта с СССР. Некоторое смещение режима влево и личное отношение Насера к Мохи эд-Дину совпали и в ноябре того же года Гамаль Абдель Насер через специально посланного в Женеву человека сообщил Халеду Мохи эд-Дину, что тот может вернуться в Египет. 4 декабря 1955 года Мохи эд-Дин вернулся на родину.

В 1969 году Мохи эд-Дин в третий раз был избран депутатом Национального собрания. В 1970 году в СССР Халеду Мохи эд-Дину была присуждена Международная Ленинская премия "За укрепление мира между народами" за 1968-1969 года.

При новом президенте Хосни Мубараке противостояние Мохи эд-Дина с властью ослабло, но ослабло и влияние его партии. Только в 1990 году, после трёх поражений, Халед Мохи эд-Дин вновь выиграл место в парламенте. В декабре 1995 года Мохи эд-Дин вновь был избран в парламент от родного округа, победив независимого Ахмеда Сейифа и вафдиста Мухаммеда Сархана, сына кандидата, побежденного им в 1964 году.

В январе 2004 года, в возрасте 81 года, Халед Мохи эд-Дин официально покинул должность председателя Национально-прогрессивной партии, уступив её Рифаату эль-Саиду, и возглавил Консультативный совет партии. В начале мая 2005 года партия официально выдвинула кандидатуру Мохи эд-Дина на пост президента Египта при условии проведения честных выборов. Когда в мае 2005 года парламент принял закон, по которому кандидаты в президенты должны были получать одобрение правящей партии, Халед Мохи эд-Дин снял свою кандидатуру. А в октябре того же года его племянник, министр инвестиций Египта Махмуд Мохи эд-Дин снял свою кандидатуру на парламентских выборах, чтобы не мешать дяде быть избранным от родного Кафр аш-Шукра. Мохи эд-Дин победил, получив 13 500 голосов, но среди кандидатов от своей партии уступил новичку Теймуру Абдель-Гани, который в своём округе собрал 25 500 голосов.